Sex has made me stupid
Cheese has made me happy

Немного википедии:
В разгар вечеринки 6 сентября 1951 года Берроуз сказал гостям, что будет стрелять из пистолета «в стиле Вильгельма Телля», — его жена, Джоан Волмер, поместила стакан на голову, и будущий писатель, будучи в состоянии сильного алкогольного опьянения, убил её выстрелом, промахнувшись по «мишени» (несколькими годами позже, в предисловии к роману «Джанки» (англ. Junkie, 1953, рус. перевод 1997) он назовет это центральным событием для всей своей жизни, спровоцировавшим его литературную деятельность).

Берроуз подсознательно погружает себя на самое дно самого глубокого из семи адов ада, дабы полностью стереться там, утратить всё то, что обусловливает, мешает извлечь, высвободить дремлющий до поры потенциал, благодаря которому можно создавать нечто запредельное, абсолютную красоту, неземную красоту. Обратите внимание: сгорая заживо в Танжере, употребляя в огромных количествах героин, казалось бы, уничтожая себя полностью, Берроуз в итоге выходит сухим из воды — он не поплатился даже здоровьем, что кажется вообще невозможным. Не говоря уже о том, что он выносит из адов этих чудесную совершенно книгу, и не одну.

"Голый завтрак" - просто автобиография.
Такая игра с реальностью заслуживает огромного восхищения.
А что с ней ещё делать, в конце-то концов, ведь непознанными осталось не так уж и много вещей (а точнее, всего одна, но это уже кому как).

Они говорят - докажите, что вы писатель.
И он убирает ручку в карман и снова убивает свою жену. И они пропускают его.
Как Довлатов, когда зеки сильно избили его (кстати, зона у Довлатова, интерзона у Берроуза, зона у Стругацких, опять же, ничего себе такой лирический герой), говорит о том, что несмотря на боль и в целом хуёвость ситуации, сознание остается отстраненным, помечает детали, подбирает метафоры, формирует текст.
Писательство - это настолько больше, чем. Можно не притрагиваться к бумаге.